Размышления у Вечного огня

Размышления у Вечного огня

В 71-ю годовщину освобождения Новокубанской земли от немецко-фашистских захватчиков прочитал газету «Кубанские новости», в которой была указана страшная цифра – 120 тысяч советских бойцов погибло при обороне и освобождении Кубани от оккупантов – это 12 дивизий военного времени.

Подумалось, что среди этих солдат есть однополчане моего отца, которые подрывали танки в обороне Ростова-на-Дону из противотанковых ружей (отец был командиром взвода ПТР), отступали до предгорий Кавказа, не пустили немцев к перевалам, наступали с боями по заснеженным кубанским полям в холодную зиму 1943 года, получали ранения, гибли от налетов вражеской авиации, артиллерийских обстрелов в приазовских плавнях, наполненных водой во время весеннего паводка. Линия фронта к весне 1943 года установилась на рубеже: Новороссийск, Крымск, Азовское море.

Я не философ, но эта цифра – 120 тысяч погибших – наводит на размышления. Судьбе было угодно, что мой отец после стольких испытаний, перенеся плен и ранения, остался жить, дал жизнь мне и трем братьям. А сколько у меня еще могло бы быть сверстников, но они не увидели белый свет, так как их отцы погибли, выполняя священный долг защитников Родины.

Сейчас многие недруги России хотят разрушить то национальное единство, которое помогло отстоять независимость нашей Родины. Но это им не удастся, если мы будем помнить о прошлом.

Из рассказов отца у него во взводе были солдаты 10 национальностей, как он в шутку называл «сборная Северного Кавказа»: русские, украинцы, белорусы, грузины, азербайджанцы, армяне, аварцы, лезгины, осетины… Все они были со своими национальными устоями, привычками, но были дружны, помогали, выручали друг друга в различных фронтовых ситуациях.

Из рассказов бабушки Прасковьи Лазаревны, по распоряжению коменданта Хуторка в их квартире, как и во всем жилом фонде, останавливались на постой бойцы, которые были рады хоть ночь провести в тепле, чтобы с утра продолжить наступление. Местные жители выходили чистить дороги и железнодорожные пути от снежных заносов. Это был их скромный вклад в освобождение родной земли.

На третий день после освобождения в кузнице спиртзавода собрались работники. Горел горн, который своим огнем согревал присутствующих и давал уверенность в скором восстановлении завода.

Работа закипела. Девушки, старики, женщины под руководством ветеранов производства взялись восстанавливать разрушенное. Через некоторое время окуталась паром котельная, заработал солодовочный цех. К радости работающих, на ручной мельнице из солода была получена мука. И «ударные ладушки», поджаренные на остатках растительного масла в баках галетной фабрики в огромной жаровне на огне кузницы, давали новые силы и стимул к работе.

Заработал дизель электростанции завода (машинистом была моя теща Софья Федоровна), который своим басовитым гулом извещал населению Хуторка о том, что дела движутся. И через два месяца после освобождения завод дал первый декалитр спирта. Спирт был нужен фронту, как снаряды, патроны и оружие. Как память об этих событиях, в нашей семье хранится медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Как я сейчас жалею, что будучи подростком не расспросил моего двоюродного деда Воробьева Афанасия Лазаревича (пулеметчика в дивизии полковника Колобова) о тех событиях января 1943г., когда он, простой колхозник Изобильненского района Ставрополья освобождал Кубанку, Хуторок, заскочив на минутку к своей сестре — моей бабушке. Произошла та незабываемая встреча со слезами радости.

Вспомнился эпизод, рассказанный моим крестным отцом Борисовским Михаилом Васильевичем. В позднюю осень 1942 года Михаил Васильевич со своим подразделением оказался в окружении на Западном фронте. С самолетов Р-5 ночью на парашютах на условные сигналы костров были сброшены боеприпасы, медикаменты и продукты.

Бойцам раздали галеты в пачках. А на пачках красовались конники с шашками наголо в наступлении, а ниже надпись: «Галеты «Военный поход», пос.Хуторок». Дело в том, что мой крестный работал на этой галетной фабрике до призыва в действующую армию. Кругом холод, голод, а тут весточки с Родины. Как поведал Михаил Васильевич, он ел галеты пополам со слезами, поделившись своими эмоциями с солдатами.

Это повествование я написал от имени тех детей фронтовиков, моих сверстников послевоенной поры, для того, чтобы лозунг, идущий титрами по телевидению «Память сильнее времени», обрел новую силу и значение в месячнике оборонно-массовой работы ко Дню защитника Отечества.