Здравствуй, папа…

здравствуй папа_hf

Перелистываю страницы старого фотоальбома. Взгляд бережно скользит по черно-белым снимкам. Небольшие карточки отражают почти всю мою жизнь. На одних запечатлено детство, на других – юность и отрочество, третьи же помнят зрелые годы. Но среди всех фотографий есть одна, глядя на которую, в сердце всегда ощущается грусть. Это снимок моего отца – Андрея Фроловича, погибшего в марте 1945 года.

Я никогда его не видел. Отец работал в колхозе «Маяк труда» в поселке Красная Поляна. На фронт его забрали осенью 1941 года сразу после уборки урожая. А я родился в мае 1942, когда папа уже прошагал немалый фронтовой путь. Поэтому эту единственную фотографию, которую каким-то чудом сохранила мама, всю жизнь считал за самое большое сокровище.

В семье нас было четверо детей – два старших брата, сестра и я. Когда фашистские войска оккупировали Новокубанский район, пришлось невыносимо туго. Но в тягостном положении тогда находились все. Мама потом не раз говорила, что на судьбу старались не роптать. А лишь больше работали, чтобы хоть как-то прокормить стариков и детей, в то же время все самое лучшее отдавая фронту.

Шли дни. Месяцы сменяли друг друга. Но одно оставалось неизменным. На протяжении всей войны неустанно ждали вестей с фронта от отца. Когда получали письмо, по нескольку раз перечитывала мама каждую строчку и незамедлительно старалась писать ответы.

Весна 1945 года звонкой трелью разнесла по всей стране дух приближающейся Победы. Тогда мечты о встрече с родными и близкими были так близко. Казалось, проснись утром и вот, в строгой военной форме, с медалями на груди в дверях стоит отец, улыбаясь, протягивая к тебе свои руки… Но не всем суждено было вернуться в родные края. Свое место в «журавлиной стае» занял и мой отец. Верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, он сложил свою голову на польской земле 25 марта 1945 года. Боевые товарищи похоронили его на братском кладбище около города Гданьска. За все войну моему отцу пришлось повоевать практически по всей линии фронта. Был он участником и боев за Кавказ. За добросовестное выполнение всех порученных боевых заданий он не раз награждался медалями и орденами. Были у него и наградные листы, несколько грамот, подписанных самим И.В. Сталиным.

Прошли годы. Повзрослев, я связал свою жизнь с армией. Служил в советском Военно-морском флоте. В звании капитана второго ранга вышел в отставку. В конце семидесятых годов прошлого века занялся поисками могилы отца. Долгое время все мои запросы не давали результатов. И польские товарищи упорно продолжали отвечать, что ни на одном мемориальном кладбище Гданьска фамилия Матюшечко не значится. Поиски в архивах также ничего не давали.

Видя мою настойчивость, польские товарищи начали расширенные поиски по пригородам Гданьска. Все это время я, служа на кораблях советского ВМФ, несколько раз бывал с дружеским визитом в Польше и, в частности, не единожды в Гданьске. Но побывать на могиле отца так и не получилось. А когда поляки могилу разыскали, выяснилось, что она находилась в поселке Жуково, километрах в двадцати от Гданьска. Польские товарищи сфотографировали все кладбище и доску с фамилией отца. В торжественной обстановке мне вручили эти драгоценные материалы. Все эти бесценные материалы они передали мне.

В то время казалось, что за спиной выросли крылья. И до осуществления самой заветной мечты – побывать на могиле отца, почти что свидеться с ним, осталось всего несколько шагов. И во время следующего визита в эту страну я планировал, наконец, прервать эти долгие годы разлуки. Но злодейка-судьба внесла свои коррективы, на долгие годы отбросив меня назад от заветной цели.

Сначала длительная болезнь не позволила мне выехать из страны. А потом отношения СССР с Польшей ухудшились, и наши корабли перестали делать заходы в эту страну. Вскоре я ушел с корабля. В 80-х годах со своей женой и сыновьями переехал в город Санкт-Петербург. С тех пор только фотографии и остались, да газета 1978 года выпуска с заметкой об их вручении поляками.

С тех пор каждый год, 25 марта, вместе со своей семьей я хожу к обелиску павшим во время Великой Отечественной войны и у стены с буквой «М» возлагаю цветы. Стоим несколько минут молча, вспоминаем моего отца и всех тех, кто в далеком 1945 году ценой своей жизни принес нам Победу, возродил мирную жизнь. И все это время я просил судьбу подарить мне еще один шанс, чтобы осуществить задуманное.

Несколько лет назад с помощью сыновей через Интернет удалось найти фотографии нынешнего вида кладбища в Жуково. По карте посмотрели и маршрут автодорог, ведущих к заветному месту. Фотографии современных обелисков, на одном из которых значилась фамилия моего отца, разбередили душу. Без всякого сомнения я решил ехать в Польшу. Месяцы оформления загранпаспорта и всех необходимых документов тянулись неимоверно долго. Затем первым же самолетом я вылетел в Калининград. Здесь меня встретили сыновья одного моего товарища. Они и отвезли меня в Жуково.

Это холодное и снежное 25 марта текущего года останется в памяти навсегда самым великим днем моей жизни. На братском кладбище покоятся 4011 солдат Красной армии. Я поклонился им всем до земли за мирное небо и покой, который ценой своих жизней они для нас завоевали. Своему же отцу я передал горстку родной новокубанской земли, возложил цветы и зажег несколько свечей.

Я никогда не видел своего отца. Но через долгих семьдесят лет я, наконец, смог ему сказать: «Здравствуй, папа».

М. Матюшечко, г. Санкт-Петербург