Лоскутный бархат родных полей

Пшеница поспела

В этом году отмечается 80 лет со времени создания Краснодарского края. В связи с этим мне вспомнились страницы моей жизни, которые показали, как люблю я свою малую родину — край кубанский. А чтобы понять это – пришлось очень далеко уехать от родных мест.

В 1962 году я окончила Усть-Лабинское педучилище, вышла замуж. Но в селе Ново-Кубанском – районном центре, работы по специальности не было. Обещали дать направление в малокомплектную школу на селе, такая специализация была в училище. Но пока я ждала работу, к соседям приехали гости с Севера. Мы познакомились, подружились, и они пригласили нашу семью переехать в свой северный поселок – там будут и работа, и квартира. Мы отправили запрос, и нам пришел незамедлительный ответ – ждем, жильем и работой обеспечим!

Едем. По географии учили о необъятности нашей страны. И тут – вижу это наяву. Для мужа это все уже привычно – служил на Севере, а для меня все новое, интересное, незнакомое. Чем дальше, тем меньше обжитых мест. Приняли нас в поселке замечательно. Август. Много комаров и мошек. Солнечно, но уже прохладно. Привычные летние открытые платья я взяла напрасно. По поселку проложены деревянные тротуары, чтобы ноги не замочить – местность болотистая.

Когда ехали на поезде видели неимоверное количество озер! Ведь следующий полустанок после нашего нового места жительства – уже Карелия. Та самая страна тысячи озер. В поселке все вокруг рыболовы и охотники. Не только мужчины, даже мальчики лет с 10 все выходные проводят в тайге. Здесь в озерах много рыбы: окунь, плотва, налим, щука и другие. В тайге охотятся на птицу, чаще всего рябчиков, или на крупного зверя – оленей. Есть охотнадзор, но селения вокруг махонькие, а простор широкий. Чей олень – наш или карельский… тихо, как в заводи.

В магазине снабжение хорошее, свежее мясо всегда есть. Если кто давно мясо не покупает – значит, удачно поохотился. Было в магазине и много рыбы, не только разных консервов, но свежей и мороженной. Дешевая морская рыба, которую раньше и не видели. Самой дешевой была треска, а нам больше всего понравился палтус. Родным на Кубань высылали посылки с палтусом и солеными грибами.

Грибов в тайге много. Муж мой родом из Белоруссии, в грибах разбирался хорошо: волнушки, лисички, подберезовики, подосиновики, свинушки… Бочонок ведра на три наполнялся селением быстро. Мне муж в тайгу ходить не разрешал – заблудиться легко. Там не выйдешь на проторенную тропку. Это не Кубань. У нас долгие годы не меняется статистика плотности населения на квадратный километр 73 – 75 человек, а в тех местах на такую же площадь – 1,5 – 2 человека.

И ягод в лесу и на болотах очень много – морошка, брусника, голубика, клюква, черника. Муж ягоду приносит, я заготавливаю, а сама думаю: «Наши виноград, дыни, да арбузы вкуснее будут». Первый снег выпал уже 17 сентября. Ночь наступает до самого конца апреля – начала мая. Свет электрический горит в поселке круглосуточно. Снега зимой очень много. Трактором постоянно чистят улицы, а во дворах веревки для белья в полуметре от снега. К Новому году в школе делали искусственную аллею из елок – срубленные 5-6 метровые ели ставили в сугробы, они так и стояли до весны.

Люди в поселке доброжелательные. Сразу замечаешь говор своеобразный: акцент на букву «о» и букву «г» произносят тверже, не так как на Кубани, где распространен украинский акцент. Зима преподнесла мне массу удивительных знаний. Узнала я и мороз в -47 градусов. Но как житель теплых краев уже в -20 рукавицу от носа не отнимала. А еще почему-то не получилось у меня научиться ходить на лыжах. В поселке все лыжники с трех лет! Муж учил меня этой вроде бы нехитрой, если смотреть со стороны, премудрости, но все бесполезно.

Работой нас сразу обеспечили – муж бурильщиком на каменном карьере, а у меня третий класс в 32 человека. Педколлектив в школе был дружный, сплоченный. Тут-то в школе и случился большой казус, связанный с лыжами. Прихожу утром на занятия, а в школьном коридоре лес лыж! И дети радуются: «Сегодня физра!» В учительской меня уже ждет коллега – местная жительница средних лет Лидия Ивановна. Увидев мою растерянность, усмехается и предлагает мне дружеский обмен. Ей трудно проводить уроки пения, признается: «Медведь на ухо наступил!». На том и договорились – я с двумя классами пою, а она с двумя классами ходит на лыжах.

Из воинской части, что была поблизости от поселка часто доносилась популярная в те годы песня А. Пахмутовой:

Вечно будет Карелия сниться,

Будет сниться с этих пор,

Остроконечных елей ресницы

Над голубыми глазами озер.

Как точно сказано! Из окна нашей квартиры на 2-м этаже было видно озеро, обрамленное такими «ресницами». Куда ни глянь – высокие ели взмывают к самому небу. А мне кажется – душно… Были в поселке и сотрудники на работе, с которыми нашли общий язык, и друзья-соседи. Было с кем пообщаться и компаниями собирались. Вроде – все хорошо, а тянет домой! Летом – день и день, зимой – ночь и ночь. И валенки… валенки…

Получишь посылку из дома – двойная радость: родные помнят и гостинцы шлют, а завернуто все в районную газету. И пусть номер по времени устаревший, но зачитывали эти листики до дыр. Все там родное, понятное, знакомые лица хлеборобов-кормильцев.

Даже не в апреле, как в Средней полосе, а в конце мая в поселке только начинает звенеть капель. В лесу при этом снега еще по пояс. Прожили мы на Севере три года и майским днем, когда весна начала здесь заявлять о своих правах, тронулись в обратный путь – на родину. По дорогое наблюдаем: в Подмосковье набухли почки на деревьях, на Украине сады цветут. А на Кубани уже абрикосы с фундук размером. Воздух теплый и даль неоглядная! Защемило сердце от вида квадратов родных полей, покрытых зеленым бархатом. Вот она – малая родина. Чтобы испытать это щемящее чувство любви к родной земле и нужно было пожить вдали от нее, в чужом краю.

В такие минуты ясно видно, что есть люди другого склада – отважные и выносливые первопроходцы. Их не страшит необходимость жить в заснеженной палатке, чтобы открыть новое месторождение полезных ископаемых или чтобы в безлюдном месте вырос новый город. Неугомонные! Отпразднуют одно открытие или победу и держат курс к новым горизонтам.

Они строили КАМАЗ, БАМ, газопровод «Уренгой – Ужгород», осваивали Целину. Эти люди тоже любят свою малую родину, в ее честь делают свои открытия, дарят ей свои достижения. Слава им. Но долго усидеть на одном месте не могут – манят их дали дальние, края неизведанные. Но часто, выйдя на заслуженный отдых, они возвращаются в родные места. Интересно слушать их рассказы. Может, кто и в газету напишет о том, как он прославлял свою малую родину.

 

В. Любченко