Рассказ-быль. Новороссийск, 1943 год, Вильгельм

Память

К 74-й годовщине освобождения Кубани от немецко-фашистских захватчиков.

Историческая справка. 3 мая 1943 года началась Новороссийско-Таманская десантная наступательная операция, в результате которой 9 мая 1943 года после шести дневных боев советские войска овладели городом-портом Новороссийск. Наступление шло с трех направлений: атака с моря с десантом в Цемесскую бухту, наступление от цементного завода «Октябрь» с туапсинского направления и атака с плацдарма Малая земля, мыс Мысхако. В целом операция была завершена 9 октября 1943 года, когда последний немецкий солдат был изгнан с кубанской земли. Вражеские потери составили 108 тысяч убитыми, ранеными и пленными. Было уничтожено множество танков, артиллерийских орудий и самолетов.

Нижеизложенный эпизод из своей жизни рассказал мне мой родной брат —  Игорь Владимирович Полевой. В 90-е годы он трудился в транспортной фирме «Совтрансавто» водителем. По роду работы много приходилось бывать в Западной Европе, перевозя различные категории грузов. В одной из командировок с напарником оказались в Бельгии. Время было три часа по полудни. Найдя фирму и зайдя на ее территорию, которая была отмечена низкорослой живой изгородью из декоративного кустарника, были атакованы сторожевыми собаками породы доберман. Спешно ретировались. Что примечательно, собаки, подойдя к изгороди и злобно оскалив зубы, охраняли свою территорию, не нарушая границу. Брата поразило то, что они ни на метр не покинули пространство, видимо были натасканы только на охрану базы в границах фирмы.

После обеда рабочий день закончился. Старая добрая Европа жила по своим законам, берущим свои корни из глубины веков. Делать нечего, пришлось брату и его напарнику Евгению искать место для отстоя своей большегрузной машины. Бельгия изобиловала судоходными каналами, служившими государству не одно столетие. Найдя место для стоянки у одного из каналов, расположились на отдых. Внимание привлекла самоходная баржа, которая на медленном ходу заняла место в судоходном «кармане» для стоянки, чтобы не занимать фарватер основного русла канала. Флаг и герб Германии на рубке говорили о принадлежности судна. Проблесковые маячки баржи извещали проходящие суда о том, что она находится на стоянке. Из рубки выскочила молодая женщина и, спрыгнув с баржи на берег, мастерски закрепила баржу канатами к чугунным тумбам в гранитном оформлении канала. Из рулевой рубки вышел настоящий «морской волк». Загорелое лицо со шкиперской бородкой, лихо заломленная морская фуражка с «крабом» на околыше. Выгоревшая на солнце тельняшка с широкими черно-белыми полосами на ткани подчеркивала принадлежность к морякам Европы (русских моряков отличает мелкая полоска). Дополнением одеяния бравого «моремана» были брюки, заправленные в сапоги с напуском на голенища, что подчеркивало особый шик и дань моде 50-х годов прошлого века. С палубы баржи, груженной красным кирпичом, поднялась девушка 14-15-ти лет в купальном костюме и, свернув коврик и взяв в руки книги, удалилась в каюту. Из рубки вышла молодая женщина, которая крепила баржу к берегу, и, приведя в действие кран-балку, с помощью легких плоских строп опустила на берег легковую машину. Вскоре мать с дочерью уехали, а хозяин прохаживался вдоль борта баржи, с интересом поглядывая на соседей, которые на газовой печке готовили себе обед.

Мой брат, зная разговорный немецкий язык на бытовом уровне (служил два года водителем в группе советских войск в Германии), произнес: «Камрад, ком цу мир!» («Товарищ, иди к нам!»). Моряк со свойственным ему куражом, покачиваясь, подошел к водителям. Состоялось знакомство. Используя русское радушие и гостеприимство, пригласили Вильгельма к столу. Брат взял граненый стакан, открыл бутылку русской водки и стал медленно наполнять стакан, глядя на гостя. Вильгельм молча взял полный стакан водки и с тостом «Прозит» («Просто») выпил медленными глотками, как-бы дегустируя содержимое стакана. Не спеша взял черный хлеб и, понюхав корочку, стал медленно с достоинством закусывать. Разговор между мужчинами перешел в более доверительное русло. Вильгельм, показывая на пустой левый рукав рубашки, который был заправлен в поясной ремень, сказал, чередуя немецкие и русские слова: «Осталась в Новороссийске. Земля — Кубань».

Отдавая дань уважения моряку, Игорь и Евгений слушали рассказ случайного гостя за обеденным столом. Вильгельм ругал Гитлера, поведал, что служа в ВМФ Германии, обеспечивал охрану морских территорий захваченных в районе Новороссийска, Анапы, Феодосии. 3 мая в районе Новороссийска на рассвете внезапно были атакованы советскими сторожевиками. От разрыва снаряда у борта судна был сброшен взрывной волной в море. Сослуживцы успели бросить спасательный круг. От артиллерийского огня его катер затонул. Истекающего кровью, его в числе других пленных выловили из моря советские моряки при помощи багра. Хочу заметить, что был издан приказ, подписанный товарищем Сталиным, о захвате пленных солдат. Нужно было восстанавливать от разрухи огромную страну, которая нуждалась в рабочей силе. Советских воинов отмечали в приказах по воинским частям о захвате пленных. После операции, проведенной в госпитале НКВД немецкими врачами,  и излечения находился пять лет в русском плену. Как инвалид работал в обслуге лагеря и конторщиком на стройке. В 1948 году вернулся на родину — в Германию.

Что удивительно, в общении, между слов, у Вильгельма проскальзывало чувство вины немца за всю Германию в целом, принесшей столько бед человечеству. С теплотой Вильгельм отзывался о русских, у которых не было злости  и ненависти к немцам. На стройке работали бок о бок, помогая выполнять друг другу задания по строительству. Вот она загадочная русская душа, которая ненавистна к врагу и проявляет великодушие к побежденным. Эти черты русского характера испытали на себе все завоеватели, кто шел к нам с мечем. И данный рассказ – назидание тем, кто хочет в очередной раз испытать Россию на прочность дружбы народов, которая проверена веками.

С. Полевой