Нас водила молодость…

Фото из семейного архива Марии Григорьевой. Снимок семьи Григорьевых перед переездом на Кубань Мария с супругом Иосифом и дочерью Галиной.

Фото из семейного архива Марии Григорьевой. Снимок семьи Григорьевых перед переездом на Кубань Мария с супругом Иосифом и дочерью Галиной.

В 1959 году  юная комсомолка Мария Григорьева  поехала добровольцем на освоение целинных земель и целых 13 лет трудилась в Оренбургской области.

Сегодня она живет в хуторе Роте-Фане и делится своими воспоминаниями о яркой странице ее биографии, связанной с комсомолом, молодостью и добровольчеством.

В жизни Марии  каждый прожитый день значимый. Длинными бессонными ночами память надолго уносит в былое.

Родилась в 1944 году в деревне Салтановка Будакашилевского района Гомельской области. Отец был в составе большого партизанского отряда, который соединился с действующей армией Белорусского фронта. Далее продолжал свой путь как кадровый военный. Мать осталась в деревне с грудным ребенком и трехлетним сыном. Жили в землянке. Отступавшие фашисты уничтожали все живое не щадили ни детей, ни стариков. В каждой деревне была своя Хатынь, под расстрел попал и маленький брат Марийки.

После освобождения Белоруссии жить стало немного легче. Люди делились последним. Наступил 1945 год. На торфоразработках были задействованы пленные немцы,  голодные и оборванные ночевали в холодном бараке. У жителей деревни они вызывали какую-то жалость, ведь это тоже чей-то сын и на войну, может,  пошел не по своей воле. Находили оправдание голоду. А голод, если кто не знает, попирает принципы. В поисках куска хлеба в уцелевший угол избы зашел очень худой, осунувшийся немец, неловко  присел на край скамьи  и жестом попросил еды. Дальше все было как в страшном сне, на руках обезумевшей от горя женщины  умирала маленькая Марийка. После расстрелянного сына этот ребенок был смыслом ее жизни. Пленный немец увидел  умирающего ребенка  и дал понять матери, что он врач, может помочь, но ему самому нужен помощник. Позвали соседского мальчика — подростка. Мать много раз потом рассказывала дочери эту историю: как над огнем прожигали нож, кипятком обрабатывали куски порезанного платья. Нагноившиеся лимфоузлы на шее были искусно удалены. Очищены гнойные раны, положены на раневую поверхность «стерильные повязки».  Через несколько часов стала спадать изнуряющая температура. Немец ежедневно приходил осмотреть Марийку, сделать перевязку.

Когда стало ясно, что ребенок выздоравливает, все плакали от радости. И мать, и соседи, и сам немец. За спасение дочери, мать собрала по деревне несколько яиц, хлеба и вязанные носки.

В мае 1945 года шумно отпраздновали Победу. Куда-то увезли тех пленных немцев, отец вернулся домой в 1946 году. Год был тяжелым, с таким трудом вспаханные бабами поля, по зернышку собранные для сева семена – сильная засуха напрочь сгубила .

Выжили на белорусской картошке. У маленькой резвой Марийки один за другим стали появляться братья. Гомельская область, как и вся Белоруссия, где каждый четвертый погиб от войны, стала восстанавливать колхозы, строить дома. Передовым звеном были комсомольцы. Это те, кто пришли с фронта и не важно, что без руки или без ноги, дела находились каждому. Учились, приобретали нужные специальности: механика, тракториста, водителя, агронома, зоотехника. Страна медленно поднималась из руин.

В 1956 году ЦК ВЛКСМ обратился с призывом к комсомольцам за помощью вовремя и без потерь помочь целинникам убрать урожай зерновых. В этом же 1956 году репродукторы вещали: « За активное участие  в коммунистическом строительстве за освоение целинных и залежных земель наградить комсомол Орденом Ленина!»

Молодежь ликовала. Их труд отмечен Родиной. И это была уже пятая награда комсомолу.

К 1958 году комсомольские бригады, созданные из студентов, демобилизованных солдат, всей сознательной молодежи ехали на целину, помочь убрать урожай. Но не только. Они строили жилые дома, клубы, зернохранилища, электростанции, школы и детсады, пекарни, больницы. Чего только стоит фильм «Иван Бровкин на целине». На самом же деле все было прозаичнее. Это и снежные бури с сумашедшим ветром и жаркое пыльное лето. Обуздать стихию, отобрать у ветров степные земли комсомол смог. На хлебе выжил народ русский, когда знакомый всем управитель хотел всех накормить кукурузой. Но вернемся к нашей Марийке.

В свои 16 лет она уже была сложившейся девушкой, обученная крестьянскому ремеслу, работа ладилась в крепких руках. Про затаенную мечту рассказала отцу. Долго думал  папка.

-Не пустите на целину, сама уеду, вот увидишь!

— Дочка, сама знаешь, как трудно нам без тебя будет. Но дело даже не в этом. Местность наша  лесная, глухая не паспортизированная. Дальше станции не убежишь, с милицией вернут. А ты на целину собралась.

— Добудь, татко, паспорт!

— Да пойми ты, дочка, крепкие рабочие руки везде нужны! У нас тут своя целина.

И прослышала где-то Марийка, что паспорт можно заменить справкой, удостоверяющей личность.

-Да ты что одна такая? – отец перешел на крик, — уже скольких вернули!

Марийка не унималась.

-Кажуть, татко, ежели в колхоз, то не вертают!

Видит фронтовик, девка упертая, ну как будешь мечту ее губить! Достал ей справку, наказ дал: «Глупостей не наделай, работы не бойся, живи ближе к людям».

В 1960 году прибыла Марийка  в поселок Полевой Светлинского района Оренбургской области, ныне город Светлый. Огляделась, а тут землянки. Бескрайняя степь кругом. И давай реветь. Подошел мужчина.

-Ты к кому, — спрашивает, — девочка?

-На целину, робыть  приихала, — отвечает.

-Что делать умеешь?

Всхлипывает: — Та усе!

Определили на кухню помощницей. Все были довольны бойкой девчонкой. А она  — нет! Приехала подвиг совершать, а ее картошку чистить! Как-то вечером зашел к ней тот мужчина, спрашивает:

-Коров доить умеешь?

-Умею!

-Тогда помогай, поработай на ферме, людей там не хватает.

Работала на совесть, целинников – то кормить надо. Заехал как-то трактор на ферму, корма привез. Встретились с трактористом глазами. Да так он целый год глаз и не сводил. Уж такой робкий, несмелый. Узнала, что парень сирота, приехал после училища, работает хорошо. На целине чуть ли не с первых дней.

Посватался он к Марийке в 1962 году. Сразу и поженились. Брак первое время был гражданским, паспорта у Майки то так и не было.  А получила она его только в 1964 году после рождения дочери.

Тогда детей вписывали в паспорт. Документ этот был обязателен.

Дали  тогда Григорьевым жилье получше. Семья замечательная, все было заодно, везде вместе. Получали награды за добросовестный труд, в почете  были. Иосиф муж Марийки работал за двоих, пока дочь росла. Но и Мария не сидела сложа руки. Завела подсобное хозяйство, успевала везде. Дочь часто болела, то в больнице лечится, то в санаторий свозят, но все равно какая-то не здоровенькая была. Врачи разводили руками: «Меняйте климатическую зону.  Девочке нужно солнце, тепло, фрукты, море!»

13 лет прожитых на целине, где все случилось: и любовь, и любимая работа, желанный ребенок, уважение людей — все пришлось оставить. И уехать в неизвестность, ради спасения дочери. На Кубани жили дальние родственники, пригласили к себе.

Так семья Григорьевых оказалась в Винсовхозе. Новый виток жизни был продолжением прежнего: он на трактор, она на виноградник. А Гале, дочке, действительно стало лучше. Скромная и уважительная девочка, скоро превратилась в интересную барышню. После школы закончила Механико-технологический техникум  и по направлению уехала в Ставрополь. Где работает и поныне по специальности.

У них с мужем двое взрослых детей. У которых  уже свои семьи. Есть внуки. Бабушка Мария Афанасьевна любит своих детей, внуков, правнуков, обязательно печет к их приезду свои любимые бисквиты с орехами. Она  живет одна. Похоронила мужа, поздно обратились за медицинской помощью, скрывал свои хвори. С онкологией в прятки не играют. Да и сама Мария перенесла операцию по замене тазобедренного сустава. Что-то не так пошло в послеоперационном периоде, ходит с опорой на трость. Но комсомольский задор, оптимизм, те качества молодости никуда не исчезли.

Мария давно привыкла к шрамам на шее, они напоминают ей, как жизнь победила  смерть…

Дети войны, как много выпало испытаний на вашу долю! Ведь во время войны родилось  совсем мало детей. Начиная с 1961 года практически некому было служить в армии, тогда стали призывать девушек. И они несли службу радистами, связистами, медицинскими и штабными работниками. А в это же время без рабочих рук страдали деревни. Были нужны доярки, трактористы,  зоотехники, агрономы, учителя. И тогда девушки из городов по призыву комсомола поехали в области Нечерноземья на стройки,  на целину.

Комсомольская пора, в которой азарт, здоровье, задор и верность родине всегда сочетались с ответственностью и непременно с песней, осталась только в памяти. Теперь, по прошествии многих лет, можно с уверенностью сказать,  что жизнь многих  поколений отдана служению народу, родной стране. А смогли бы сегодняшние молодые люди так же сорганизоваться на великие дела?

В широко развернутом сейчас ветеранском движении  те комсомольцы,  верные и ответственные, и пусть припорошила головы седина, пусть не так резво бегают ноги, но остались горячими сердца.  И по-прежнему актуальны строки всем знакомой песни: «Родная страна, ты можешь на нас положиться…»

Н.Шевелева