img_6522_hf

Наверняка, у каждого есть веселая новогодняя история. Кто-то елку добывал так, что обхохочешься, кто-то новогоднюю ночь провел особенно. Но, конечно, чаще всего главными героями интересных ситуаций становятся дети. Вот и мне вспомнилась история, имевшая место быть на стыке уходящего 1990 и наступающего 1991 года.

Старшая дочь Ульяна, в свои четыре с половиной года, старательно готовилась к первому осознанному новогоднему утреннику. В то время она охотно распевала частушки, целую подборку которых и было решено подарить Деду Морозу. Все частушки учились быстро и легко. Но на одной произошел грандиозный «спотык». Выучить ее было делом чести, ведь именно этой припевочкой хотелось закончить концерт одного актера.

Не смотрите на меня –

смотрите на мамку:

Меня мамка родила

такую атаманку!

Проблема была в слове «мамка». Ребенок дома этим словом никогда не пользовалась. Для нее привычнее было говорить «мама». На этом и спотыкалась. Днями напролет в квартире звучал высокий детский голосок:

— Не смотрите на меня – смотрите на маму… Ой! На мамку… на мамку… на мамку… Не смотрите на меня – смотрите на маму… Ой!

Не каждая нервная система готова к такому испытанию. Бабушка почти неделю, несмотря на холодную погоду, активно в подвале  сортировала по новой срочно придуманной системе банки с закрутками. Дедушка с кривой улыбочкой пробирался вдоль стеночки к входной двери, взмахами одной руки подбадривая любимую внучку, а второй рукой стаскивая с вешалки куртку. Видимо, и у него образовались срочные дела в сарае или гараже.

Но упорным трудом высота была взята. За пару дней до дня «икс» «мамка» уже с легкостью слетала с языка. Дочь показала, что настойчивость и целеустремленность в будущем ей будут не раз помогать в жизни. И вот в пестром сарафане, сшитом из цветастого бабушкиного платка специально для того, чтобы костюм соответствовал подготовленному номеру, девочка весело кружится в хороводе снежинок вокруг елки.

Дед Мороз присел на стульчик и внимательно слушает стихи… стихи… опять стихи. Раскрасневшегося рассказчика гладит по голове рука в большой красной рукавице, басовитый голос из-под белоснежных усов расхваливает малыша, и тот, получив кулек со сладостями, бежит к маме. Из небольшой стайки переминающихся в нетерпении детишек к Деду Морозу выходят рассказчики один за другим. Вот он спрашивает уже у Ульяны:

— Какой стишок ты будешь рассказывать?

И она звонко объявляет:

— Частушки!

Начинается концерт, который вносит разнообразие в мероприятие и вызывает радость среди уже было приунывших от ожидания родителей. Все идет очень гладко. Слушатели хлопают в ладоши. Дед Мороз вскочил со стула, притопывает, прихлопывает и даже приседает, подбоченившись. Близится заключительная частушка удачного концерта… И я с ужасом слышу: «Не смотрите на меня – смотрите на маму…»

По блеснувшим глазам и быстрому взгляду в мою сторону, понимаю, что она осознала произошедший сбой. Мысли очень быстро несутся в моей голове: «Что будет – остановится? Начнет сначала? Расстроится и убежит прятаться за меня?» А она, не сбившись с ритма, продолжает: «Меня мама родила такую атаману!» И раскланялась! Дома Ульяна так из ситуации ни разу не выходила. Значит, за доли секунды смогла оценить оплошность и найти красивый способ исправить ее, при этом сохранив рифму. Тут я поняла, что моя дочь будет писать стихи.

Сейчас ей 32 года. Стихов уже набралось на большой сборник. В юности она с друзьями организовывала стихотворные соревнования, то что сейчас называют «батл» – сочиняли, так сказать, в режиме «онлайн», или своим стихом отвечали на написанный по какому-нибудь философскому размышлению стих соперника. Выступить со своими стихами Ульяну приглашали на армавирское радио. Вот такая новогодняя история нашей семьи мне запомнилась, которая выявила много черт характера и способностей у еще совсем маленького человека.

 

Е. Панкратьева