Винокуренный завод барона Рудольфа Штейнгеля.

Бюст барона Рудольфа Штейнгеля украшает парк, расположенный возле Центральной районной поликлиники. Впрочем, место его установки именно там вполне обоснованно. По этим аллеям он гулял, вдохновляясь красотой. Здесь, в тиши деревьев, размышлял о чем-то важном, строил планы…

Наша постоянная собеседница, краевед-любитель Ирина Зенцова рассказывает про то время, когда представитель славной династии Штейнгель правил своим имением и создавал инфраструктуру.

—  При покупке бароном участка земли место, где потом выросло имение, представляло собою голую степь, на которой не росло ни одного деревца. И вот уже через год его было не узнать. Строился винокуренный завод, работали ремонтные мастерские,  производился кирпич, появились первые жилые дома и хаты. Помимо возведения самых нужных подразделений экономии началась посадка деревьев вокруг зданий, был распланирован первый парк. Работа велась почти круглосуточно.

В «Иллюстрированном вестнике культуры» за 1898 год хозяйство описывается так: «Здание винокуренного завода устроено в августе 1882года, почти вслед за покупкою имения, а в конце марта 1883года уже началось винокурение.

В первые четыре года: 1883,1884,1885 и 1886 завод действовал слабо, выкуривая ежегодно не более 12 млн градусов спирта, но, когда в продолжение этого времени был доставлен паровой котел, заменены холодильники, устранены прочие недостатки, и  организован  сбыт спирта в Кубанской и Терской областях и Ставропольской губернии с устройством собственных складов, то завод стал ежегодно выкуривать до 25 млн градусов. В настоящее время завод барона Штейнгель может считаться в России первым по количеству выкуриваемого спирта, а на Кавказе — образцовым и единственным, заведшим у себя ректификационный аппарат».

В то время винокуренным производством на заводе заведовал техник-винокур. В распоряжении его было два помощника, кладовщик, конторщик, табельщик, мастера и постоянные рабочие.

В году приобретения Штейнгелем земли, на одном из участков был небольшой виноградник в 12 десятин и тот очень запущен. 1885  положил начало разумной и правильной деятельности отделу виноделия. С этого момента под непосредственным наблюдением переехавшего в имение барона Рудольфа Васильевича виноградник мало-помалу приводится в порядок: пустые места в нем пополняются, растения подвергаются систематическому и правильному лечению. Наконец, к октябрю этого года получается сбор прекрасного качества винограда сорта Рислинг, из которого выделывается  первое вино. Это вино и вина последующих годов выдерживались ради опыта в специально приспособленном сарае. Трехлетняя выдержка вина урожая 1885 года решает вопрос в пользу прекрасного достоинства этого вина и дает смелость барону сделать заключение о необходимости расширения деятельности отдела виноделия. Вот поэтому с 1887года в имении приступили к постройке обширных фундаментальных подвалов, бродильных отделений и самой винодельни.

В 1889 году был  заложен новый  виноградник. Лозы для посадки приобретались частью из Крыма, частью из Черноморского округа — из Удельного имения Абрау и  у брата — барона М.В. Штейнгель, кахетинские же сорта были привезены из Закавказья.

Переработка и хранение вина производится в специально  устроенных помещениях, расположенных в самом центре усадьбы, куда и подвозится весь урожай плодов с виноградников. Эти помещения состоят из винодельни, бродильного отделения и большого 3-этажного подвала, нижний этаж которого находится на глубине более 30-ти футов ниже уровня земли, ввиду чего является возможность поддерживать в нем в течение круглого года довольно низкую и равномерную температуру, без заметных колебаний, то имеет в высшей степени важное значение для правильной и образцовой выдержки вина.

Очередь за продукцией завода.

Как подвал, так равно винодельня и бродильное отделение снабжены целой системой усовершенствованных вентиляционных труб, благодаря чему становится возможным всегда поддерживать здесь необходимую для вина влажность, чистоту воздуха и равномерную температуру.

Помощниками у винодела состоят два молодых человека, окончившие курс в Тифлисском училище виноделия. Один из них находится при винограднике, а другой при винном подвале. В городах же, где открыты склады вин «Хуторка», имелись служащие на жаловании и процентах.

Что касается постоянного руководства имения, то всеми делами имения ведал главноуправляющий  с высшим сельскохозяйственным образованием.  После него  по значимости являлись  управляющие хуторов, заведующие отдельными отраслями хозяйства: сельским хозяйством, скотопромышленностью, винокурением, виноградарством и виноделием, и бухгалтер главной конторы. Из управляющих двое — по сельскому хозяйству и скотопромышленности — с высшим  сельскохозяйственным образованием, один — по винокурению — техник и один — по виноделию — специалист.

Эти руководители подразделений кроме жалования получали полное содержание, а некоторые — проценты с чистого дохода.  Все дела в имении «Хуторок», а также арендуемых имений, спиртовых и винных складов, находящихся в разных местах, были сосредоточены в главной конторе.

Говоря о скотопромышленности, нужно сказать о том, что скот в имении, кроме овец, не выращивался, а скупался у людей или на ярмарках, базарах. Он откармливался и реализовывался живым или убойным весом. Для отправки скота использовалась одна железнодорожная ветка, предназначенная еще и для работы винокуренного производства.

В распоряжении заведующего скотопромышленностью находится помощник — ветеринарный врач, ветеринарные фельдшеры и отдельный конторщик. Продажа живых быков и тушь в столицах производится компаньоном-комиссионером.

Кирпичный завод имения первоначально был устроен для надобности, но когда главные постройки были окончены, то все-таки  оказалось, что кирпич необходим. Им не только иногда пользовались, но стали еще и продавать. А в  1898 году его стало производиться около 800 тысяч штук в год.

Кирпичный заавод.

Конюшня служила для разъезда служащих и приезжих. В каменных конюшнях и сараях постоянно стояли  двадцать упряжных и верховых лошадей и соответствующее количество разных экипажей, которые по первому требованию подавались к квартире или на станцию «Кубанскую». В случае пожара эти же лошади служили для перевозки пожарных инструментов и подвозки воды.

Ирина, расскажите про промышленные и  социальные объекты. На территории Центральной районной больницы еще сохранились здания бароновских времен, старожилы когда-то рассказывали, что и здание медицинского центра построено при бароне.

— Да, по плану  Рудольфа Васильевича, который не успел доделать задуманное, больницу и аптеку построил его сын Владимир в 1893 году. Но здание медцентра «Платон» появилось еще при бароне Рудольфе. Только тогда в нем находилась школа, начавшая свою работу   1 сентября 1887. В ней кроме класса для учеников и помещений для учителей, на втором этаже находились комнаты, предназначенные для гостей имения.

Вообще «Хуторок» посещало  немалое число приезжих, для приема которых устроено отдельное помещение – гостиница.  Где посетители могли найти удобную комнату, стол и прислугу. Так как гости во все время пребывания в «Хуторке» содержались за счет имения, то на прием их ежегодно расходовалось около 2000 рублей.

Ирина, действительно ли была метеорологическая станция в имении?

— Да. Метеорологическая станция существовала и размещалась около школы. Наблюдения делались по температуре, барометру, осадкам и относительной влажности, учителем школы. Все данные по наблюдению предоставлялись в Тифлисскую физическую обсерваторию, которая периодически присылала своих агентов для проверки инструментов.

 

Г. Шевелева

Фото из личного архива Ирины Зенцовой