Барон Владимир Штейнгель.

О неповторимой истории Новокубанска и его окрестностей мы продолжаем беседовать с увлеченным  краеведом-любителем Ириной Зенцовой. Причем, каждый день исследования приносит все новые и новые сведения, о которых раньше почти не было известно.

— Ежедневно я нахожу новые факты из жизни баронов и имения, которые до этого или не были известны, или были мало изучены и описаны – говорит Ирина. Есть среди них и противоречивые. Поэтому я стараюсь аккуратно подходить к этому вопросу и тщательно проверять новую информацию.

— Ирина, расскажите о названиях хуторов, которые были в имении барона Рудольфа Штейнгеля. Действительно ли они названы в честь его детей?

— У Рудольфа Васильевича было четверо сыновей: Иван, Сергей, Федор и Владимир. В честь троих были названы хутора Федоровский, Ивановский и был еще хутор Сергеевский, самый отдаленный, который сейчас носит другое название – Западный. Хутор Марьинский предположительно назван в честь супруги барона – Марии Федоровны.

В описании имения тех времен значится так:

«Вся площадь собственной земли барона разбита на 5 хуторов: 1) «Хуторок», 2) Федоровский, 3) Марьинский, 4) Ивановский, и 5) Сергеевский, усадьбы коих расположены в расстоянии главной конторы в «Хуторке»: 6 верст, 12 верст, 10 верст и 18 верст.

Хутора Ивановский и Сергеевский эксплуатировались главным образом при посредстве овцеводства, полевые же культуры сосредоточены на Марьинском хуторе, Федоровском и «Хуторке».

Главная улица усадьбы Хуторок.

— Удивительно, а почему нет хутора Владимировского? Ведь это имение у Штейнгелей появилось, когда в семье уже росли все четыре сына. В честь троих названы населенные пункты, а четвертый, который действительно привел имение к расцвету, никак не обозначен.

— Тогда, конечно, никто не знал, какая участь ожидает младшего сына и что именно он приведет к такому процветанию хозяйство. Но почему именем Владимира не назвали какую-нибудь часть имения, мне не известно. В процессе изучения жизни баронов многое становится объяснимым. Может со временем и это станет ясным.

А однозначно можно сказать, что с самого начала   Рудольф, хоть  обрусевший, но все же немец, поставил работу хозяйства так, что все его указания выполнялись беспрекословно. Руководители подразделений были образованными, ответственными, здоровыми. И все  было выстроено таким образом, что находиться постоянно в имении хозяину даже не было необходимости. Тем более, что он продолжал еще заниматься строительством железной дороги от Тихорецка до Екатеринодара, а потом и до Новороссийска, где руководил строительством коммерческого порта.

Но так случилось, что в 1890 г. умерла его жена, а два года спустя не стало и самого «Железнодорожного короля». Он безвременно скончался в ноябре 1892 г. от разрыва сердца.

О переезде молодого барона Владимира Штейнгель в имение «Хуторок» после смерти отца  сведения очень разнятся. А когда он фактически вступил в права наследства?

-Официально владеть имением Владимир стал только с 7 ноября 1897 года после официального раздела имущества отца. А приехал в «Хуторок» он раньше и за несколько лет успел завершить многое из начатого отцом и достойно продолжил его дело. Об этом свидетельствуют многочисленные призы и награды с российских и зарубежных выставок, где принимал участие «Хуторок».

Но кроме прекрасного руководства хозяйством у молодого барона было много общественных должностей и обязанностей.

С 1894 по 1897 год Владимир был вице-президентом Владикавказского скакового общества, а вместе с супругой Варварой Петровной они многие годы были почетными членами этого общества. В тот же период наш барон стал председателем общества попечения сирот, почетным мировым судьей в Армавире. Позже  Штейнгель вновь закупил чистокровных лошадей и начал расширенное строительство конного завода, которому  уделял много времени.

В 1899 г. лошади конного завода «Хуторок» впервые участвуют на скачках в Москве, а в 1908 г. барон единогласно избирается вице – президентом Московского Императорского скакового общества.

В 1897г. в  хозяйстве приступили к опытным посевам сахарной свеклы. Барон планировал при хороших результатах не только развивать эту культуру, но и со временем построить сахарный завод.

Увеличили площадь виноградников, где кроме сбора урожая для изготовления вина велась селекционная работа, высаживались новые сорта винограда для изучения поведения растений в кубанском климате. Так отбирались лучшие стойкие сорта для разведения их в имении.

Хуторок на карте 1902 гола.

— Встречаясь с людьми, служившими у барона, и их потомками, вы наверняка  много узнали про его личностные качества. Расскажите, каким человеком был Владимир.

Тираном он точно не был. Требовательным – да, но справедливым. По рассказам родственников бывших работников имения Владимир не наказывал тех, кто что-то украл из хозяйства, а строго спрашивал за это с управляющего, считал, что если мужик крадет – значит ему «худо, невмоготу» и виновен его начальник, который во время не доложил о бедственном положении крестьян. Многих не образованных рабочих Владимир Штейнгель  посылал учиться, чтобы они принесли наибольшую пользу имению. Кстати сохранились некоторые документы и грамоты об окончании учебы таких работников. Посылали учиться даже в Санкт-Петербург. И вообще говорили, что в «Хуторок» трудно было попасть на работу, уж очень хорошо платил хозяин, был понятливым во всем.

Еще в имении было образовано «Общество потребителей» для всех уровней работников, желающих в него вступить и внесших начальный пай. Участие в нем помогало повысить жизненный уровень людей. Был открыт магазин общества. Наряду с этим, дело скотопромышленности представляло собой Товарищество, где барон был участником только наполовину.

Что касаемо помощи другим, Владимир был меценатом и благотворителем. Штейнгель не только просто помогал деньгами учреждениям и организациям. Под его руководством и непосредственным участием устраивались и в имении, и в театре Армавира спектакли, деньги от которых шли нуждающимся.

— А какова была у барона личная жизнь?

— О его личной жизни я пока нашла не много. Общеизвестно о его первой жене Варваре Петровне, в девичестве Трубецкой, брак с которой окончился разводом в начале 20 века.

— Ирина, по слухам у него было множество романов и увлечений. Так ли это? Где-то читала, что он любил актрису.

— Такого яркого, образованного и богатого мужчину, конечно, любили женщины. И романы с актрисами в его жизни тоже были. В мемуарах Юрия Моргфесси, знаменитого певца того времени, про Валентину Пионтковскую и про нашего барона Штейнгеля написано так:

«Это был расцвет ее молодости, таланта и красоты. В нее был влюблен колоссальный богач барон Штейнгель. Он ревновал Пионтковскую ко всем… Однажды, не в добрый час, барон Штейнгель, измученный и доведенный до белого каления своей ревностью, хотел покончить с собой и покончил бы, если бы я силою не вырвал у него револьвер. Год спустя В. Пионтковская держала театр на Кавказских Минеральных Водах, а барон Штейнгель субсидировал ее предприятие. Это был золотой сезон в полном смысле слова: гонорары были неслыханные и выплачивались вовремя, час в час, минута в минуту. Сам барон Штейнгель был у нас кассиром. Он раскладывал перед собою кирпичики новеньких, только что из казначейства, денег, вся труппа с довольным видом рассовывала по карманам девственно хрустящие сторублевки и более скромные бумажки».

Но роман с актрисой закончился. А в жизни Владимира Штейнгеля появилась вторая супруга Мария Францевна Крейдл, ставшая потом очередной баронессой Штейнгель. Для нее этот союз тоже был вторым. В «Хуторок» она приехала вместе с юным сыном, а совсем скоро  у них родился Владимир Владимирович Штейнгель.

У него тоже сложилась интересная судьба, думаю, что об этом стоит рассказать отдельно.

А как выглядел наш бароновский парк  в тот период?

— Пелагея Денисовна Липова, родная сестра бабушки моего супруга, вспоминала, как будучи ребенком, часто просилась с отцом на его работу в парк. Он был слесарем по водоснабжению и следил за работой водонапорной башни на кургане. Отец работал, а она в это время любовалась оленями, что жили в парке, наблюдала за веселыми игривыми детьми барона и красотой самого цветущего парка.

Я нашла описание площадки для лаун-тенниса, расположенной  в районе кургана, беседки любви в центре аллеи, ведущей на винокуренный завод, красивой деревянной беседки, находящейся примерно там, где сейчас расположена часовня. Был чудесный розарий за курганом…

Весь парк благоухал и пленил своей ласковой и игривой обстановкой.

Тогда все говорило о том, что родовая усадьба готова служить века…

 

Г. Шевелева

Фото из личного архива И. Зенцовой