Правление станицы Безскорбной.

У каждого из нас в душе есть сакральные уголки, в которых мы держим, прикрывая от злого глаза и глумления, наши заветные иконы.  Чистые, выписанные негасимой любовью образы — родителей, родины, родного языка, первой  любви… Одним из таких священных образов для  многих является  — Бесскорбная.

 

В этом году  24 июня нашей Бесскорбной  исполнилось  165 лет!  Основанная более полутора веков  назад станица  прожила свой немалый, сложный, напряженный, временами тернистый и трагический путь.

 

Юбилей, помимо всего, ещё замечательный повод обратиться к   истории.  Несмотря на огромное количество  пролитых чернил целым рядом авторов, Бесскорбная, до сих пор, фактически не может похвастаться полноценной, по-настоящему правдивой собственной летописью. «Власть трудящихся» очень постаралась, чтобы лишить нас истории. Начиная с 1918-го и до 1991 года всей мощью огромного советского государства, уничтожалось, коверкалось и очернялось всё, что расходилось с коммунистическим представлением о порочности старого строя.

 

Прежде всего, беспощадно выкорчевывалось всё, что было связано с казачеством и православной верой, утаивались и очернялись все важнейшие достижения, которые были достигнуты  до 1917 года. В конечном итоге подобное искажение и ложь привели к тому, что  разум местного социума,  в том числе и хорошо образованная её аудитория, до сих пор не может справиться с исторической памятью…  не все грани станичной истории ещё освещены, не названы все вещи своими именами…

 

Правда, прошлое от этого не меняется, из песни слов не выкинешь.    Крах  власти КПСС на излете XX столетия, и произошедшие в нашей стране изменения  политической реальности, позволили  опровергнуть или значительно скорректировать большинство устоявшихся представлений о бытие некогда казачьей станицы.

 

Классическим примером фальсификации истины может послужить легенда о происхождение названия Бесскорбной. Даже не особенно интересующиеся историей могут припомнить эту легенду, согласно которой,  название станице было дано по причине находки иконы, причем преднамеренно подкинутой священнослужителями, на месте сооружения станичной церкви.

 

За более полусотни лет существования, легенда стала  можно  сказать хрестоматийной, укрепилась в обиходе, и многие, в том числе и достаточно образованные люди ссылаются на неё уже как на непреложную истину. Многочисленные тиражирования этой «истории» в различных изданиях, диссертациях, газетной публицистике и интернете подсчитать уже невозможно.

 

Так или иначе, но для всех серьезных исследователей к легенде возникают многие вопросы. Как минимум, при всём уважении к бенефициарам и её автору – Е.В. Кокаеву,  легенда –  выдумка (подлог исторического источника). Как максимум, хотя многим  может показаться это странным, это ещё и крамола. Почему, попробую объяснить.

 

Самая главная нестыковка – время. Первое упоминание о строительстве церкви в Бесскорбной относится к 1861 году, ко времени, когда название станицы уже существовало, и благополучно отражено в документах тех лет! В Государственном архиве Краснодарского края (ГАКК) есть документ — контракт, заключённый 20 ноября 1861г. между войсковым правлением ККВ и ставропольским купцом Н.Н. Плотниковым на постройку трёх церквей в станицах  Безскорбной, Попутной, Отрадной. В договоре чётко прописано название станицы – Безскорбная.

 

Документ, проливающий свет на название станицы Безскорбной.

С трудом верится, что этим «открытием» Е.В. Кокаев хотел заткнуть бреши в бесскорбненском краеведении. Чувствуется вполне определённый заказ на очень конкретную версию в русле устремлений советского политического руководства.

 

Для установления фальсифицированного характера исторического источника важно знать не только кто «правил текст», но и когда это делалось.  Датировка подлога позволяет расширить и уточнить его цели и т.д.  Легенда имеют точную дату написания: 1963-1965 гг. — время максимальной ненависти к православию. Обещание Хрущёва показать последнего попа были не таким, уж блефом. Храмы закрывали тогда пачками, шла полная дискредитация православия. Кроме того, не за горами было и празднование главного «храмового» праздника коммунистов – 50-летия Октябрьского переворота. Именно в это время активизировалась работа по изучению истории советского общества, написания новой правдивой истории.

 

В наши дни многие также  не готовы разбираться в истории и фактах, и ничего предосудительного в этой «истории» не усмотрят. Но это только на первый взгляд. На самом деле, этой идеально сфабрикованной, казалось бы, безобидной, трогательной сказкой полностью умаляется казачья составляющая в станичной исторической памяти. Казаки не упоминаются совсем… Они вообще не причём — ума не хватило даже на название собственной станице. «Церковники» за них думали!

 

Второе — компрометируется православие – примитивные фокусы «церковников» с иконами. Историк, конечно, имеет право  не любить казаков и священников, но искажать факты он не имеет права.

 

А история ведь ошибок не прощает. В сакральном смысле, принимая такую «историю», мы  лишаемся в настоящем и будущем  духовной поддержки и покровительства своих предков. Вот так сравнительно простой краеведческий вопрос неожиданно оказался сугубо важным для известных идеологических лагерей и их политических стратегий.

 

Закрытые архивы при советской власти гарантировали незыблемость легенде. Однако времена изменились. Как бы там не было, если — без сказок, и — с наукой  — икону тогда наши предки действительно нашли, причём даже не икону, а целый складень!..  Вот только не «…При рытье ямы под местом престола будущей церкви», а «…при вырытии рва для редута водворяемой на р. Урупъ казачьей станицы»!.. Как говорится,  абсолютно «другой коленкор»!

 

С божьей помощью, считавшийся безнадежно утерянным документ нашёлся! Воистину, «рукописи не горят»! Перед вами, уважаемый читатель, по сути   —  «свидетельство о рождении» Бесскорбной, её самый главный документ!

 

Собственно, этот документ и не терялся. Авторы мифа не учли важный  нюанс  —   наименования населённых пунктов в Российской империи всегда утверждались «высочайше» — т.е царским указом. И никак не иначе!

 

Этот нюанс кардинально сузил круг поиска. «Путь к истине» пролегал, не через архивы, а библиотеки,  через правительственные документы тех лет – «царские» указы и распоряжения. Однако, в издаваемом до революции Полном собрание законов Российской Империи (ПСЗ) «царского указа» не оказалось. Нашёлся он в Журнале Министерства внутренних дел за апрель 1856 г. Вероятная причина этой ситуации — внешняя и внутренняя обстановка тех лет, не будем забывать — Россия вела тогда две напряжённых войны — Крымскую и Кавказскую.

 

Найденный документ лишний раз позволяет сделать вывод, что не только инициатива в вопросах формирования новых административных единиц, но и все связанные с этим нюансы, включая и авторство их названий, тогда были в руках военной власти как Кавказского линейного казачьего войска, так и Генштаба. Известно и имя «крёстного отца» станицы — это Николай Николаевич Муравьёв-Карский (1794—1866) — русский военачальник, Кавказский наместник (1854—1856). Разумеется, шансов вписаться в советские исторические каноны у него не было никаких.

 

Просто как-то называться станица не могла. Напомним, заселение станицы, по сути — войсковая операция. Названия, в том числе и географические, не возникают на «пустом» месте, особенно если их придумывают военные, тем более для войсковой операции. Есть версия, что  давая такие благопожелательные смысловые наполнения названиям новых станиц как  Безскорбная, Отрадная, Спокойная, Удобная, Надёжная, Безстрашная…, стратегия русского командования на Северо-Западном Кавказе  вероятнее всего преследовала цель сделать лицо военно-переселенческой политики в условиях беспощадной войны с горцами более привлекательным.

 

Косвенным подтверждением этому  служит то, что поданные на высочайшее утверждение кавказским начальством имена новых станиц в 1856-1858 годах как: Новоурупская, Веченокская, Джегонокская, Тегинская, Аргожская, были переименованы в более благозвучные и радостные, соответственно: Попутную, Спокойную, Удобную, Подгорную и Передовую. Отрадная тоже изначально подавалась как Усть-Тегинская, но после высочайшего утверждения стала – Отрадной.

 

Сегодня это называется пиар-ходом. Известно, что переселение проходило далеко не гладко. В ранее принятое «Положение» о заселении края по ходу вносилось немало различных незапланированных корректировок. Попытка переселить казаков целыми станицами зашла в тупик. Командование вынуждено было переменить тактику и направлять на заселения лишь отдельные казачьи семьи по жребию от каждой станицы, а также проштрафившихся. Также было решено, помимо казаков, привлечь ещё крестьян из внутренних губерний и отставных солдат, переводимых в казачье сословие.

 

С казаками понятно, для них переселение было повинностью, а всех остальных надо было как-то привлекать, повышать интерес. Примечательно, что такие имена станицы получали на самом раннем этапе колонизации, когда были проблемы с контингентом для заселения. После окончания активной фазы боевых действий, когда заселение стало уже «домашним и внутренним делом Кубанской области»,  наполнение названий с военно-функционального переходит в мемориальный характер — в названиях увековечиваются имена членов императорской фамилии и видных государственных деятелей, полков,  принимавших участие в этой войне.

 

Что касается найденного складня, с учётом вышесказанного, можно допустить, что его «обретение» без участия военного начальства не обошлось, раз такое к нему внимание. Но, могли и просто найти! Территория, на которой располагается станица, была местом обетованным, задолго до основания Бесскорбной. Земли Поурупья одни из самых древних на Кубани, их история насчитывает около полумиллиона лет.  Кого только не встретилось здесь на протяжении веков! Русские же в этих местах с конца 18 века, когда в ходе русско-турецких войн, Россия начала оспаривать протекторат Османской империи над этой территорией.

 

Примечательно, за четыре года до водворения Бесскорбной в этих местах, примерно в 2-3 км. от места обретения складня произошло одно из самых крупных военных столкновений с горцами периода Кавказкой войны. Без сомнения, какой-то казачок, в суматохе сражения и преследования противника, мог и обронить складень!

Также большой уверенностью можно утверждать, найденный тогда складень – это старообрядческая классика, такие меднолитые  складни были популярны у ревнителей старой веры.  Их изготовление, с рубежа 17-го и 18-го столетий, также было достоянием почти исключительно староверов. Среди сюжетного многообразия старообрядческого медного литья, Богоматерь «Всем скорбящих радость» составляла — 35% в старообрядческом медном литье. Надпись на складне тоже указывает на общепринятый старообрядческий вариант: «Всем скорбящим Радость». В среде же православной больше предпочитается вариант — «Всех скорбящих Радость».

 

В заключении хочется сказать, что топоним «Бесскорбная» «штучный», единственный в мире! В отличии от Краснодара, станиц Советской, Калининской, Ленинградской, Красноармейской и т.д., навязанных «волей  трудящихся», топоним «Бесскорбная» подлинный. Станица чудом избежала переименования в советские годы, и сохранила своё уникальное историческое имя.

 

Такие, подлинные, естественные топонимы иногда сравнивают с памятниками. Ценность и культурное значение их в сложившихся естественным путём названиях, закрепившие в себе память об исторических реалиях времени своего возникновения.

 

Совсем без потерь, правда, не обошлось. 23 декабря 1917 года  большевистский «просветитель» Луначарский, под руководством  мудрого Ленина учинили грубое революционное насилие над русской словесностью — издали декрет о введении нового правописания. Был исковеркан русский язык, было отменено то, что создавалось многовековой историей жизни русского народа.  В русскую лексику вошли новые слова и значения, отменены некоторые буквы, а другие, наоборот, внедрены были в слова.

 

Казалось бы, какая разница? А разница очень велика. «Без» — это отсутствие чего-то, а « бес» — это одно из имен дьявола. Беса люди гнали как злую, враждебную силу. Символично, что приставку «бес» стали ставить перед глухими согласными. Санкт-Петербургский исследователь реформы русского языка Г. Емельяненко писал: «Перед сотнями русских слов «бес» стал как пристав, как надзиратель за тем, чтобы корневое значение было перевернуто. Слова с «бесами» издевательски скрывают в своем звучании похвалу рогатому». С тех пор поменялось название и у нашей станицы, вместо Без-скорбной, стала она Бес-скорбная и остаётся и поныне.

   

В.И. Казанков, краевед, член Отрадненского районного общества историков-архивистов во имя святого преподобного Нестора Летописца